Главная » Статьи » Ситуация на "бумажном" рынке
   

Ситуация на "бумажном" рынке

9 ноября 2005 Т. Емельянова   Комментарии (0)    



Когда слышишь, что Россия "не оказывает существенного влияния на мировой рынок целлюлозно-бумажной продукции", поневоле вспоминаешь, что СССР по производству целлюлозы в 1987 году занимал третье место в мире, а по производству бумаги и картона - четвертое. Наши лесные ресурсы громадны, к тому же, в отличие от нефти, они возобновляемы. Мы еще задумаемся об этом, когда вычерпаем всю нефть, а это время не за горами.

НА ДВЕНАДЦАТОМ МЕСТЕ В МИРЕ

В наше время во всем мире производится 320-350 миллионов тонн бумаги и картона в год (в данных из разных источников есть расхождения). В среднем на каждого жителя земли приходится 50 кг бумажной продукции ежегодно.

Начиная с 1830 года и по сей депь лидируют и в производстве, и н потреблении бумаги Соединенные Штаты. В 2004 году там произведено 91,7 миллионов тонн бумаги и картона, что па 4% больше, чем в предыдущем. На одного американца приходится 300 килограммом бумаги и год. Сейчас и целлюлозно-бумажной промышленности США подъем: ослабление доллара позволило увеличить экспорт на 5%, однако импорт тоже вырос на 3,9%, что говорит о стабильности спроса. Доход 24 крупнейших компаний целлюлозно-бумажной промышленности США за один год резко возрос: за один третий квартал 2004 года - на 82% по сравнению с 2003-м. Первая "тройка" в этом спиcке - International Paper Co., Weyerhaeuser Co. и Georgia-Pacific Corp.

Россия в мировом производстве целлюлозно-бумажной продукции занимает 12-е место. В 2004 году в стране получено 6,78 млн тонн бумаги и картона. Это примерно 2% от общего количества. В ряде публикаций говорится о 5%, по каждый читатель способен сам решить легкую арифметическую задачку с одним неизвестным: если мировое производство в 320 миллионов тонн - это 100%, то российские 6,78 надо помножить на сто и разделить па 320 - получится чуть больше 2%, а если мировое производство - 350 миллионов тонн, то Россия дает 6,78, помноженные на сто и разделенные на 350, - чуть меньше 2%.

К тому же у нас нет причин не доверять председателю РАО "Бумпром" В.А.Чуйко, который тоже говорит о 2%. Много раз доводилось читать и слышать, что на каждого гражданина РФ приходится всего лишь 25 килограммов бумаги и картона в год, ровно в 10 раз меньше, чем в Германии. Но если снова призвать па помощь арифметику, получится другая цифра: 6,78 миллиона тонн делим на численность населения - 147 миллионов человек - и получаем 0, 046 тонны или 46 килограммов, и около 27 килограммов выходит без картона.

Однако как ни считай - и без картона, и с картоном - россиянин все равно потребляет бумаги гораздо меньше, чем население промышленно развитых стран.

В то же время мы - рядовые граждане Российской Федерации - этого не чувствуем. Нам, наоборот, кажется, что бумаги производится больше, чем когда бы то ни было. Сам собой напрашивается вопрос, почему? Вероятно, потому, что при социализме нас держали на голодном пайке, и мы не были избалованы изобилием товаров, - всегда не хватало то школьных тетрадей, то мебели, то обоев, то пиломатериалов. При этом странным образом практически вся мебель в СССР производилась из ДСП, и только заборы были натуральными - из массива древесины. Сейчас картина совершенно другая. Па взгляд обывателя, и тетрадей, и мебели, и обоев полным полно. В газетных киосках - сотни названий газет и журналов. Гораздо больше выпускается бумажной и картонной упаковки. Мы уже стали забывать о том, как приносили колбасу из магазина в грубой оберточной бумаге, хлеб в газетке, кефир в стеклянной бутылке, запечатанной крышечкой из фольги.

А общий объем производства мо ментально сократился уже в результате развала СССР, когда "сократилась" территория, и часть лесопромышленного комплекса оказалась "за границей". Вслед за этим стала меняться вся экономическая структура государства, в погоне за сиюминутной выгодой ускоренно "перестроившегося" на экспорт сырья. В то же время распахнулись двери для импорта бумаги и готовой полиграфической продукции. Лишившиеся поддержки государства целлюлозно-бумажные предприятия выживали кто как мог. Но государственная собственность стоимостью в миллиарды долларов нашла-таки новых хозяев. Грандиозные комбинаты работают - если не на полную мощность, то из последних сил.

НАУКА ПРИКАЗАЛА ДОЛГО ЖИТЬ

Вместо "железного занавеса" теперь ситцевая занавеска, и, по закону сообщающихся сосудов, началось постепенное выравнивание уровня жизни по разные стороны государственной границы. Процесс этот долгий, и мы пока в самом его начале. Сейчас - как в песенке: "Кто-то теряет, кто-то находит". В бумажной отрасли, как и в прочих, есть и потери, и приобретения. Наша наука, к сожалению, не выжила. Паука - растение оранжерейное, ее надо возделывать, холить и лелеять. Когда тепличные стекла посыпались, наука тут же приказала долго жить. И никто о ней не заплакал, потому что казалось, что на этом этапе она не особенно и нужна. Но она нужна всегда, - мы начали это понимать, когда от нее остались рожки да ножки.

Взять хотя бы такую простую вещь, как классификация бумаги. В Советском Союзе бумагу разделяли на классы по назначению и обозначали эти классы буквами: А - для печати, Б - для письма, В чертежно-рисовальные, Д - папиросные и так далее. Печатные бумаги, в свою очередь, делились на газетные, книжно журнальные/репродукционные, картографические, документные, обложечные, бумаги-основы, обойные и прочие. Состав каждой разновидности бумаги определялся ГОСТом.

Так, газетная бумага содержала 25% сульфитной небеленой целлюло зы и 75% белой древесной массы. Книжно-журнальная бумага была более качественной и содержала от 35 до 100% целлюлозы. Ее делили по па значению па типографскую (обычную и топкую - библьдрук), литографскую, офсетную и для глубокой печати. Картоны выпускали шести типов: для полиграфии предназначался переплетный картон, обозначавшийся буквой М. Его качество за висело от сырья: производились бурый древесный, соломенный, макулатурный, тряпичный картоны. Позднее полнился хромэрзац, но чисто-целлюлозного, предназначенного для печати картона с мелованным покрытием мы не знали до самого недавнего времени.

"Советское" деление продукции па группы по назначению давно устарели, однако на международную классификацию наша целлюлозно-бумажная промышленность не перешла до сих пор. Определенное противоречие между российской и международной классификациями мешает всем - в силу увеличения экспорта и импорта. Но, как выяснилось, сегодня некому и не на что разрабатывать нормативные документы для всей отрасли.

Международная классификация во главу угла ставит не назначение, а состав бумаги или картона. Например, первая буква в кодовом обозначении упаковочного картона указывает на вид поверхностной обработки. Картоны без покрытия обозначаются латинской буквой U, картоны с классическим (шаберным) мелованием - буквой G, чистоцеллюлозные с литым мелованным покрытием буквой А. Вторая литера в кодовом обозначении указывает на основу композиции (Z - отбеленная целлюлоза, N - неотбеленная целлюлоза, С древесная масса, Т - макулатурный картон хромэрлац "триплекс", D - макулатурный картон хромэрзац "дуплекс"). Следом ставится цифра, указывающая на цвет или пухлость. И полиграфистам во всем мире понятно, что UD2 - это макулатурный картон хромэрзац средней пухлости с серым оборотом, a CN4 картон из небеленой целлюлозы с коричневым оборотом.

Введение стандартной системы обозначений - насущная необходимость, по ВНИИБ практически прекратил свою деятельность еще в середине 90 х годов, - специалисты института ушли в преподавание и бизнес, а институтские площади достались многочисленным арендаторам. ЦНИИБ и провинциальные НИИ влачат жалкое существование. Единственным достижением ВНИИБ за последние годы стало издание многотомного "Справочника бумажника", а ЦНИИБ - участие в государственном Мегапроекте. Кое-что делает НИЦ "Экономика" (Научно-исследовательский центр управления, экономики и информатики): там, к примеру, были разработаны новые нормы отходов бумаги при печатании газет па рулонных офсетных машинах. Не зря Российская Ассоциация организаций и предприятий целлюлозно-бумажной промышленности утверждает, что потенциально богатейшую отрасль "раздирают проблемы и противоречия". Потеря научной школы - первая из множества проблем.

ПОД КАТКОМ ГЛОБАЛИЗАЦИИ

"Лес - последний ресурс, который за десять лет капитализма Россия так и не научилась продавать", - заявляют бумажники не то с горечью, не то с гордостью. И это при том, что, по государственным данным, средняя скорость сведения российских лесов близка к 7,5 миллиона гектаров в год: это означает потерю примерно 14 гектаров в минуту. Ущерб, нанесенный природе, компенсировать трудно, но можно, - этим успешно занимаются на своей территории скандинавские страны (к сожалению, на нашей территории они занимаются только лесозаготовками).

За "десять лет капитализма" многие российские предприятия перешли в частные руки или к иностранным инвесторам, и работают, если так можно выразиться, в автономном режиме. Они самостоятельно, без государственной поддержки пытаются решать экономические, экологические и прочие проблемы. Спорить с тем, что н целлюлозно-бумажной промышленности глобализация необходима, трудно, так как сырьевая база, модернизация производства, усовершенствование технологии, привязка к инфраструктуре, транспортной системе, не говоря уже о защите окружающей среды, требуют в этой отрасли громадных материальных вложений.

"Целлюлозно-бумажная промышленность характеризуется высокой капиталоемкостью и недостаточной инвестиционной привлекательностью. Отечественные и зарубежные инвесторы предпочитают вкладывать средства в создание предприятий сравнительно невысокой стоимости (20 50 млн долларов). Одной из главных причин такого положения является слабое лесное и инвестиционное законодательство, не представляющее инвестору необходимых гарантий, - резюмирует РАО "Бумпром". - Вместе с тем, потенциальный и стратегический интерес портфельных и стратегических инвесторов к участию и развитию этого сектора экономики продолжает сохраняться, о чем свидетельствуют многочисленные совместные проработки региональных администраций с российскими и иностранными компаниями и банками по возможному строительству целлюлозно-бумажных предприятий". Увы, ни одного примера нового крупномасштабного строительства пока нет и не предвидится.

Совсем недавно целлюлозно-бумажная промышленность занимала в лесной отрасли лидирующие позиции (50% общего производства), по сейчас ее доля снижается, в то время как доля механической деревообработки увеличивается. Иностранные компании более всего интересует сырье - круглый лес или продукты первичной переработки, и они не спешат вкладывать деньги в целлюлозно-бумажное производство. "Сегодня проблемно начинать строительство нового ЦБК с нуля. Стоимость строительства одного комбината составляет 1,5-2 миллиарда долларов, тогда как стоимость строительства завода по механической обработке древесины исчисляется всего десятками миллионов долларов, - доходчиво объясняет советник первого зампредседателя комитета Госдумы по природным ресурсам и природопользованию Сергей Ветчинин. - Государство не стимулирует крупномасштабные инвестиции в ЦБП".

Благо, живы "гиганты пятилеток" - десяток громадных целлюлозно-бумажных и целлюлозно-картонных комбинатов. Но, по данным журнала "ЦБК", средний возраст действующих в отрасли машин и оборудования - 40 лет. Это изношенная, давно выработавшая свой ресурс техника. Л крупное оборудование для целлюлозно-бумажной промышленности (варочные котлы, бумагоделательные и картоноделательные машины) у нас в стране не выпускается, и старые машины можно заменить только чрезвычайно дорогими зарубежными, что мало-помалу и происходит - пусть и со страшным скрипом.

В последние годы объем российского производства целлюлозно-бумажной продукции понемногу растет: в 2004 году индекс промышленного производства ЦБП составил 106%. Все таки нет худа без добра; западные поставщики оборудования и химикатов "попутно" предоставляют российским комбинатам и собственные технологии, в том числе ресурсосберегающие и природоохранные. К слову, очень способствуют развитию международных связей специализированные выставки, которые посещают российских специалистов. В этом году 14-16 июня в Стокгольме (Швеция) состоится крупнейшая международная выставка оборудования и технологий для целлюлозно-бумажной промышленности SPCT 2005, где наиболее ярко проявляются все важнейшие тенденции в этой области. Там наверняка будет немало посетителей из Российской Федерации.

В 2002 году в России был принят Федеральный Закон "Об охране окружающей среды", и понятно, что рано или поздно всем целлюлозно-бумажным предприятиям страны предстоит пройти сертификацию на соответствие международным стандартам по управлению окружающей средой ИСО-14000. Качество продукции сегодня также определяется международными стандартами серии ИСО-9000, и ориентированные на экспорт предприятия вынуждены с этим считаться. Так, "Нойзидлер Сыктывкар", только что переименованный в "Монди Бизнес Пейпа Сыктывкарский ЛПК", уже получил австрийские сертификаты OQS ИСО 14001:1996 и ИСО 9001: 2000.

Большая часть действующих в стране предприятий оснащена эффективными установками по очистке сточных вод и газовых выбросов, па 85% фабрик имеется биологическая очистка. На Байкальском ЦБК, ОАО "Светогорск", Селенги иском ЦК К построены уникальные очистные сооружения и утилизационные цеха. Там впервые в мировой практике внедрили замкнутый водооборот при производстве сульфатной небеленой целлюлозы.

ЦЕЛЛЮЛОЗА И ДРЕВЕСИНА

Известно, что целлюлоза (клетчатка) используется не только в производстве бумаги, но и в текстильной промышленности, в производстве пластмасс, лаков и другой очень нужной нам всем продукции. Это ценней шее сырье, потребность в котором только растет. В 2004 году Россия произвела 5,87 млн тонн целлюлозы по варке и 2,35 млн тонн товарной целлюлозы. По производство целлюлозы по варке увеличилось в 2004 году всего на 2%, и такой же незначительный рост ожидается в нынешнем. Это говорит о том, что резервы действующих комбинатов уже исчерпаны.

Первая пятерка производителей - "Котласский ЦВК", "Архангельский ЦБК", ОАО "Целлюлозно-картонный комбинат", ПО "Усть-Илим-ский ЛПК" и "Монди Бизнес Пейпа Сыктывкарский ЛПК" - выпускают 63% российской целлюлозы. При этом продукция "Котласского ЦБК" и "Усть-Илимского ЛПК" принадлежит крупнейшей лесопромышленной корпорации "Илим Палп", куда входят также Братский Целлюлозно-картонный комбинат", "Санкт Петербургский КПК", бумажная фабрика "Коммунар" и завод по производству гофротары "Илим Гофропак". "Илим Палп" дает 60% всей товарной (не идущей на производство бумаги и картона) целлюлозы и четверть всего российского картона.

В 2004 году в России изготовлено 3,9 млн тонн бумаги, а в 2005-м ожидается увеличение производства бумаги до 4,05 млн тонн. Этому в некоторой степени способствовало увеличение переработки макулатуры до 1 млн тонн в год, и объемы использования "вторичной" целлюлозы будут расти быстрыми темпами. В Западной Европе использование вторичных волокон уже превысило потребление первичного волокна (древесины). В ряде стран макулатура становится даже объектом импорта и экспорта: например, и 2003 году Китай приобрел у США 5,9 млн тонн макулатуры. Однако при многократной переработке качество волокон резко ухудшается, поэтому в композицию макулатурной бумаги или картона вводится некоторое количество "свежей" целлюлозы, а также очень много природного или модифицированного крахмала. Таким образом, бумагу можно перерабатывать до 4-6 раз.

Еще один актуальный способ экономии лесных ресурсов и полученной из древесины целлюлозы - производство и широкое применение вес более тонких бумаг. Так, большая часть га зет в Северной Америке уже печатается на бумаге плотностью 48 г/кв. м, а в случае удачных экспериментов собирается перейти на плотность 40 г/кв. м. В результате на печать условного тиража требуется все меньше и меньше килограммов или топи. Для реализации таких планов нужно улучшать качество тонкой бумаги - прежде всего прочность, чтобы бумажное полотно выдерживало все механические нагрузки при печатании на рулонных машинах.

Для получения одной тонны целлюлозы нужно 5-6 "кубов" древесины, 350 кубометров воды и 2000 кВт/ч электроэнергии. Полисахарид целлюлоза - это высокомолекулярный углевод, образованный остатками моносахарида (глюкозы). Именно полисахариды обеспечивают сцепление клеток в тканях растений. Целлюлоза - сырье для получения вискозного волокна, целлофана, целлулоида. Чистоцеллюлозная бумага - самая лучшая, но и бумага с довольно большими добавками древесины сегодня стала лучше, потому что изменилась древесная масса: "Раньше ату массу получали путем механического размола, и она была очень низкого качества, а сейчас используется термохимический способ получения, и но качественным показателям древесная масса все больше приближается к целлюлозе", - объясняет Виктор Логинов (РАО "Бумпром"). Таким образом, качество современной газетной бумаги значительно выше, чем у такой же по композиции бумаги, производившейся раньше.

Продолжение следует...

Рекомендуемые ссылки:


Источник: RuPrint.Ru

   

Прямой эфир

Главные новости от RuPrint.Ru (пример)


Календарь
«    Ноябрь 2005    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
 



Любое использование материалов портала RuPrint.Ru допускается только с письменного разрешения правообладателя.
Автоматизированное извлечение информации запрещено. Правила использования.

Рейтинг@Mail.ru