Главная » Статьи » Пришло время дизайна
   

Пришло время дизайна

19 октября 2006 Лина Калянина, журнал "Эксперт"   Комментарии (0)    



В России начал развиваться рынок услуг промышленного дизайна. Превратиться в серьезную индустрию он сможет, если предприниматели поверят в силу дизайна, а для потребителей он станет неотъемлемой частью жизни.

Фото - Дмитрий Лыков

Борис Дышко уверен, что с новым дизайном его дыхательный тренажер будет более удобен в использовании

Известно, что мы живем в мире дизайна. Этот мир сегодня сильно меняется. Дизайн уже перестает быть проектированием окружающего нас предметного мира, его компетенции становятся существенно шире. Так, на Западе дизайн превращается в глобальный инструмент, оттесняющий маркетинг, социологию. Его задача сегодня — поиск дифференциаций, рождение потребностей, открытие новых направлений. «В Европе дизайн опускается на глубинные уровни антропологических исследований: человеческого поведения, потребления, стиля жизни. Маркетинг же все чаще “промахивается”: 98% товаров, которые прошли маркетинговый цикл, не дают ожидаемых результатов продаж. Никто не хочет это больше терпеть», — говорит Александр Матвеев, арт-директор Studio Designet. Заказчиками на дизайн в Европе сегодня выступают не только промышленные компании или частные лица, но и страны, муниципалитеты, общество.

Это в Европе. В нашей стране все пока намного проще. Сегодня у нас только заговорили о роли дизайна в промышленности и в общественной жизни. Причем заговорили не только профессиональные дизайнеры, но и правительственные чиновники — без упоминания о дизайне сегодня не проходит ни одно заседание правительства по экономическим вопросам.

Александр Матвеев считает, что дизайн сегодня — единственный инструмент реальной дифференциации продукта :: Фото предоставлено студией Designet

Александр Матвеев считает, что дизайн сегодня — единственный инструмент реальной дифференциации продукта

Фото предоставлено студией Designet

Впрочем, у наметившегося оживления в коридорах власти есть и объективные причины: в последние годы в стране начал развиваться рынок услуг промышленного дизайна. Существующие дизайн-студии, а их пока очень немного, говорят о том, что спрос со стороны предпринимателей на услуги в области промышленного дизайна стабильно растет. Более того, сегодня уже есть готовые продукты, которые реализуются в отечественной рознице: это фильтры для очистки воды, тепловые конвекторы, канцтовары, телевизоры, телевизионные антенны, микроволновые печи и многое другое. Сами же дизайн-студии, до недавнего времени в основном занимавшиеся дизайном интерьеров и графическим дизайном (рекламный, журнальный, книжный дизайн, разработка логотипов, упаковка) сегодня формируют отделы промдизайна и заявляют о том, что промышленный дизайн становится для них приоритетным направлением деятельности.

Пока этот рынок находится в самой начальной стадии своего развития. «Сегодня мы переживаем некий промежуточный этап, когда потребность в промдизайне уже есть, а осознание этой потребности, и понимание того, как промдизайн может быть включен в существующие бизнес-процессы, только просыпается», — говорит Александр Матвеев. Однако уже сейчас можно сказать, при каких условиях эта объективная потребность может превратиться в большой рынок.

Потребность дифференцироваться

Кто же предъявляет спрос на услуги российских промдизайнеров? Условно заказчиков можно разделить на три группы. Первая — это торговые компании, которые занимаются реализацией OEM— и ODM?продуктов*. Суть OEM— и ODM?схем состоит в следующем. Отечественные поставщики массовых товаров (электроника, одежда, обувь и прочее) приезжают, как правило, в Китай, где закупают у местных производителей либо комплектующие, которые затем используют для создания или комплектации собственного товара под своим брендом (OEM-производство), либо готовый продукт, получая эксклюзивные права продажи на Россию или СНГ у китайцев, которые ставят на этот продукт нужный российскому поставщику бренд (ODM-производство). Цель использования этих схем — удешевление конечного продукта. Такими схемами пользуется большинство компаний по всему миру. Из тех же китайских комплектующих создаются товары с европейскими брендами, на продажу готовых китайских продуктов эксклюзивные права получают многие другие производители, которые потом везут их на российский рынок. В итоге наш рынок наполняется однотипными, а зачастую и просто одинаковыми товарами под разными брендами. Российский производитель или поставщик никак не может дифференцироваться — ни по цене, ни по качеству, ни по дизайну — и поневоле начинает думать о разработке собственного продукта. В основном заказы на промышленный дизайн от подобных компаний-поставщиков появляются в таких отраслях, как бытовая электроника, канцтовары, товары для дома.

Вторая группа заказчиков это небольшие компании, работающие в узких рыночных нишах и пытающиеся создать уникальный с точки зрения внешнего вида или же и вовсе инновационный продукт. В основном подобного рода заказы дизайнерам поступают от нишевых компаний, занимающихся, например, производством медтехники, спортивных тренажеров, систем безопасности, бытовых фильтров.

Наконец, третья группа — крупные иностранные корпорации. Россия для них — огромный рынок сбыта, и для этого рынка нужны свои уникальные модели, которые будут лучше адаптированы к российскому вкусу. Пока таких заказов очень немного, и в основном они исходят от производителей бытовой электроники. «Сегодня на массовом рынке видеотехники ни у кого нет технологического преимущества, достигнут некий порог совершенства. Как завлечь потребителя в этой ситуации? Мы сконцентрировались на нетехнологической идее: решили сделать технику удобной и эргономичной, простой в использовании. Для реализации этой идеи в России мы и обратились к российским дизайнерам — они лучше понимают отечественного потребителя, чем, например, их китайские коллеги», — говорит Михаил Крундышев, заместитель главы представительства китайской корпорации BBK Electronics в России и СНГ. Сегодня количество заказов на промышленный дизайн измеряется всего сотнями продуктов в год, но их число постоянно растет.

Почему же спрос на отечественный промдизайн возник именно сейчас? Тому есть несколько причин. Первая: раньше нашим предпринимателям было не до дизайна. «Дизайн — это инструмент, который эффективно работает, когда все остальное в производстве и продажах отлажено. Возможность полноценно использовать эти услуги у компаний возникает лишь на определенном этапе их развития», — говорит Александр Матвеев. К настоящему моменту большинство российских компаний смогли создать функционирующую производственно-сбытовую систему и стали думать о формировании собственного стиля и уникальных продуктах.

Вторая причина — ассортиментное однообразие на рынке. «Сегодня у локальных производителей появляется потребность в формировании своего лица за счет уникального продукта. Один логотип, размещенный на изделии, уже не играет дифференцирующей роли. На первый план выходят реальные потребительские качества продукта, а их может обеспечить только дизайн», — говорит г-н Матвеев.

Размещение заказов на собственный дизайн в Европе или даже во многих китайских студиях пока слишком дорого для отечественных производителей, поэтому они обращается к российским дизайнерам. Относительная дороговизна подобных услуг за рубежом — третья причина роста интереса производителей к внутреннему рынку услуг по промышленному дизайну.

Поиск баланса

Кто сегодня предлагает на рынке услуги по промышленному дизайну? Безусловно, есть фриланс-дизайнеры, работающие по заказам различных компаний. Их деятельность в целом не оказывает существенного влияния на развитие рынка, поскольку они не в состоянии справиться с серьезными проектами, где требуется многопрофильная команда специалистов. Есть несколько независимых дизайн-бюро, имеющих полностью реализованные — от идеи до магазинного прилавка — проекты. Лидеры этого рынка — Студия Артемия Лебедева и компания «Смирнов Дизайн»: в их портфеле десятки реализованных проектов и они активно продвигают свои услуги. На счету остальных дизайнерских команд — Studio.Designet, Ostengruppe, Aleshin Studio, Designworks, Espo, «Палио», i-Design и др. — пока единицы реализованных проектов. Большинство дизайнерских студий расположено в Москве, и лишь небольшая часть рассеяна по другим крупным городам России (Санкт-Петербург, Нижний Новгород, Екатеринбург, Тольятти).

Продажи маршрутного компьютера «Мультитроникс» с дизайном от компании «Смирнов Дизайн» возросли в пять раз   :: Фото предоставлено компанией «Смирнов Дизайн»

Продажи маршрутного компьютера «Мультитроникс» с дизайном от компании «Смирнов Дизайн» возросли в пять раз

В активе студии «Смирнов Дизайн» более шестидесяти проектов. Среди них разработка дизайна корпуса УЗИ-аппарата для «Спектромеда», камеры слежения, GSM-модема, GPS-позиционеров для «Видеофона МВ»; разработка и внедрение в производство дыхательного тренажера для компании «Спорт Технолоджи»; разработка и производство фильтра для очистки воды «Барьер» по заказу «Меттэм-Технологии»; разработка дизайна канистр «Тосол Север» и Nord; смена всей линейки электропродукции Pilot и ряд других проектов, а также большое количество средств связи и электротехнической продукции.

Среди реализованных проектов Студии Артемия Лебедева, которых сегодня свыше тридцати, — разработка и внедрение в производство новой формы шоколада и шоколадных конфет для компании «Верность качеству», дизайн телевизионной антенны по заказу фирмы «Локус», дизайн отопительных батарей по заказу компании «Изотерм», телевизоров «Сокол», дизайн серии микроволновых печей для Samsung Electronics и многое другое. Проект создания печей Sweetheart для Samsung Electronics — первый случай сотрудничества в области промышленного дизайна транснациональной корпорации и российской дизайнерской компании. До этого компания Samsung сотрудничала с такими известными европейскими студиями, как Porsche и Pininfarina. Один из последних проектов отдела промдизайна Студии Артемия Лебедева — разработка для китайской корпорации BBK уникального интуитивного интерфейса для всей ассортиментной линейки DVD-плееров компании и дизайн пультов дистанционного управления.

Сергей Смирнов основывал свою компанию как компанию полного цикла — от дизайнерской идеи до внедрения продукта в промышленное производство :: Фото предоставлено компанией «Смирнов Дизайн»

Сергей Смирнов основывал свою компанию как компанию полного цикла — от дизайнерской идеи до внедрения продукта в промышленное производство

Несмотря на то что рынок дизайнерских услуг только начинает формироваться, сегодня уже видна некоторая специфика дизайн-студий. Так, компания «Смирнов Дизайн» — это дизайн-бюро полного цикла, которое с самого начала специализировалось на промышленном дизайне, в большей степени ориентируется не на креатив, а на маркетинг и оперативное внедрение разрабатываемого продукта. Сергей Смирнов, директор компании, еще в студенческие годы сделавший для НПО «Электротехника» электровыключатель, ставший флагманом производства на многие годы, считает, что «главное — сделать не дизайн, а изделие, где дизайн — одно из конкурентных преимуществ наряду с технологичностью и рыночной востребованностью». Поэтому основной акцент при формировании своей команды Смирнов сделал на наличие конструкторов и создание отдельной компании, занимающейся производством пресс-форм.

У Студии Артемия Лебедева сильна креативная составляющая; кроме того, студия оказывает своим клиентам более широкий спектр услуг. Как правило, собственно дизайнерской работе над конкретными изделиями предшествует целый ряд проектов — создание сайта компании-заказчика, разработка его фирменного стиля, полиграфической рекламной продукции. «Заказ на дизайн микроволновых печей — закономерное продолжение нашего сотрудничества со студией, — говорит менеджер по маркетингу компании Samsung Оксана Сысоева. — Мы работаем с ней с 1999 года, за это время было выполнено сорок пять проектов, в числе которых корпоративный сайт компании, промосайты, интернет-игры, рекламная продукция».

О многоплановом сотрудничестве со студией Лебедева говорят и в корпорации BBK: «Создание в одной студии дизайна наших изделий и разработка промосайта под новую стратегию продвижения позволят нам быстрее и лучше донести наши идеи до потребителя. Кроме того, в студии Лебедева нас привлекло то, что она бралась одновременно и за дизайн, и за создание интерфейса DVD-плееров. Это редкость на рынке дизайнерских услуг, быстро найти такую западную компанию нам не удалось», — говорит Михаил Крундышев.

Тимур Бурбаев считает, что в его компанию заказчики приходят за стильными вещами :: Фото - Алексей Киселев

Тимур Бурбаев считает, что в его компанию заказчики приходят за стильными вещами

Основной доход дизайн-студиям приносят заказы на разработку дизайна. Однако многие компании создают и собственный продукт. Этим, например, занимается Студия Артемия Лебедева, один из самых ярких проектов которой — компьютерная клавиатура Optimus. Судя по отзывам на сайте компании, этот продукт получил большой отклик в мире компьютерной техники и электроники. По мнению дизайнера студии Тимура Бурбаева, благодаря этому проекту за рубежом многие узнали о том, что в России есть промышленный дизайн.

Компания Ostengruppe занимается продвижением собственных концептов мебели, игрушек, светильников. Работа в стиле домов высокой моды — сначала подиум, потом заказчик — пока не приносит дизайнерам больших доходов, зато дает эстетическое удовлетворение, которое не всегда можно получить, выполняя чьи-то заказы. Найти оптимальный баланс между собственным художественным вкусом и потребностями рынка — очень непростая задача, для ее решения нужен опыт. Грамотное решение в конечном итоге и определяет успех или неуспех дизайнерского продукта на рынке.

Путь, который нужно пройти вместе

Чего уже достиг отечественный промдизайн и каких сложностей можно ожидать на пути его развития? Несомненный успех состоит в том, что российские заказчики все чаще обращаются в дизайн-студии, в результате чего рынок получает новый продукт.

Изделия из пластмассы — наиболее перспективное направление деятельности отечественных промдизайнеров   :: Фото предоставлено компанией «Смирнов Дизайн»

Изделия из пластмассы — наиболее перспективное направление деятельности отечественных промдизайнеров

«Мы не сразу обратились к дизайнерам, — говорит Николай Нагулин, генеральный директор компании “Спектромед”. — Мы думали, что как специалисты в медтехнике сами придумаем новый аппарат. Но ничего не получилось, мы только потеряли время. Пришлось побороть свою гордыню и обратиться к дизайнерам. И ребята (компания “Смирнов Дизайн”. — “Эксперт”) все сделали профессионально. Получился современный УЗИ-аппарат, не уступающий европейским аналогам». О том же говорит и Борис Дышко, генеральный директор компании «Спорт Технолоджи», занимающейся созданием инновационных продуктов в области спорта и активного отдыха: «Сначала мы попытались сами произвести свой тренажер, что называется, “на коленке” — получился ужас. Мы поняли, что нужно обратиться к профессионалам. В компании “Смирнов Дизайн” мы увидели очень профессиональный подход к решению нашей задачи. Дизайнеры предложили прекрасный внешний вид изделия, выполнили все наши технические требования, например по весу, возможностям крепления, выбрали хорошие материалы, сделали продукт эргономичным. Сейчас мы точно знаем: если ты хочешь делать все по-взрослому, надо идти к дизайнерам!»

Многим компаниям, в том числе глобальным, создание нового продукта с помощью дизайнеров позволило получить флагманскую модель, которая в дальнейшем стала основной для продвижения всего модельного ряда. Это касается, например, печи Sweetheart компании Samsung. В Samsung говорят, что новая печь успешно продается, а ее продвижение позволило привлечь внимание ко всему ассортименту.

Впрочем, не всем заказчикам удается сразу найти контакт с нужным ему дизайнером или студией. Превратить рисунок в готовый продукт — главная проблема, с которой сегодня сталкиваются не только начинающие, но даже имеющие опыт дизайнерские команды. «Для семидесяти процентов наших дизайнеров все заканчивается рисунками, и мало кто может продвинуться дальше», — говорит Александр Таскаев, заместитель генерального директора по развитию компании «Видеофон МВ». Слабое место многих дизайнерских компаний — разработка конструкторской документации, последующее производство пресс-форм и запуск серийного производства. «Дизайнер может нарисовать картинку, а дальше — пропасть. Он рисует дизайн, закладывает параметры, но потом по этим параметрам ничего нельзя произвести, — говорит генеральный директор компании “Сокол” Дмитрий Тиманов. — Мы потратили почти два года, чтобы дизайнерский рисунок телевизора довести до реального производства. Мы отсылаем наброски производителю пресс-форм, он говорит, что из этого произвести ничего нельзя: там надо отверстия увеличить, там стенки толще сделать, чтобы телевизор сам в себя не схлопнулся, и так далее. Мы показываем эти дополнения дизайнерам — теперь они падают в обморок. Мы убили на согласования кучу времени, что для столь быстро меняющегося рынка, как бытовая электроника, недопустимо, и вышли из этого проекта с четким пониманием: никакого промдизайна у нас пока нет».

Ярко-красная кнопка в виде сердечка на панели микроволновой печи Sweetheart превратила ее в дружелюбное домашнее устройство :: Фото предоставлено студией Артемия Лебедева

Ярко-красная кнопка в виде сердечка на панели микроволновой печи Sweetheart превратила ее в дружелюбное домашнее устройство

Трудности с реализацией дизайнерских разработок на российском рынке вполне объяснимы: у наших дизайнеров недостаточно опыта, в стране не хватает надлежащей производственной инфраструктуры, да и вообще рынок создания новых продуктов только зарождается. «На Востоке и Западе есть специальные бюро, которые занимаются только определенными видами техники. Обычно дизайнерская компания работает в паре с производителем пресс-форм», — говорит Дмитрий Тиманов.

Большинство участников рынка в целом относятся к этим проблемам с пониманием — как к неизбежным трудностям на пути становления рынка. Правда, этот путь и заказчики, и дизайнеры, видимо, должны пройти вместе. Собственно, в желании заказчика набираться опыта вместе с дизайнерами и кроются перспективы решения многих проблем. «Если есть острое желание заниматься этим (промдизайном. — “Эксперт”) вместе, то и дизайнеры научатся, и клиенты поймут, зачем им это нужно», — говорит Тимур Бурбаев.

Заказчики тоже учатся

Впрочем, и у дизайнеров есть свои претензии к заказчикам. Например, руководство компаний не всегда знает производственные возможности собственного предприятия или же без должных оснований заверяет дизайнера в том, что предприятие сможет произвести любой продукт. А когда это оказывается невозможным, обвиняет дизайнера в неправильно выполненной работе.

Studio Designet упорядочила ассортимент дыроколов для компании Erich Krause :: Фото предоставлено студией Designet

Studio Designet упорядочила ассортимент дыроколов для компании Erich Krause

Кроме того, зачастую созданные дизайнером новые продукты нуждаются в дополнительных затратах на продвижение, и заказчики не всегда адекватно оценивают свои возможности. Характерный пример — сотрудничество Студии Артемия Лебедева с компанией «Верность качеству». Дизайнеры разработали новую форму шоколада и конфет и провели рестайлинг упаковки. В результате на рынке появилась продукция со строгим авангардным дизайном, выделяющаяся на общем цветочно-лубочном фоне упаковок. «Отличный продукт», — говорят дизайнеры. Но продавался он трудно. Сегодня, по словам управляющего директора по развитию компании Юрия Пирожка, шоколад продается хорошо. Правда, со временем в лебедевский дизайн коробок для конфет добавили цветочков, а коробки в строгом авангардном стиле успешно продаются на куда более продвинутом японском рынке.

«Думать, что новый продукт без рекламы, без продвижения побьет все рекорды по продажам, — это иллюзия. На людской молве не перебить рекламный напор транснациональных компаний», — говорит Тимур Бурбаев. На самом деле большинство заказчиков это понимают и либо рассчитывают на увеличение затрат на продвижение, либо останавливают свой выбор на умеренно стильных продуктах. «Если продукт будет суперуникальным, он не будет активно продаваться», — говорит Дмитрий Тиманов. Кстати, это непреложное правило для массового рынка, где потребитель весьма консервативен и очень осторожно относится к новинкам.

Еще одна особенность наших заказчиков состоит в том, что они вообще редко понимают, чего именно хотят. По мнению дизайнеров, очень часто люди загораются, но, когда узнают, что промдизайн — вещь долгосрочная, требует больших вложений и кропотливой работы, теряют к этому интерес. Предприниматель должен очень хорошо понимать, зачем ему в принципе нужен дизайн новых вещей.

Нечеткое видение конечной цели зачастую приводит к тому, что заказчики не соотносят свои возможности с затратами на создание нового продукта и масштабом рынка сбыта. Очень часто это касается продуктов на высококонкурентных рынках. Рассказывает Александр Матвеев: «Допустим, кто-то из наших бизнесменов загорелся идеей сделать собственный мобильный телефон. Создание и внедрение в производство только нового корпуса при готовой начинке — а это всего лишь две крышки и блок кнопок — будет стоить сотни тысяч долларов. А если проектировать телефон с нуля: дизайн, платформу, упаковку, бренд, продвижение, — это уже миллионы. Сможет он продать столько телефонов, чтобы окупить вложения? Ведь компания сразу попадает в условия глобальной конкуренции с очень серьезными мировыми брендами. Минимальный объем производства таких телефонов должен измеряться сотнями тысяч штук, иначе продукт получится слишком дорогим. Затевать эту историю имеет смысл лишь в том случае, если заказчик уверен, что обладает достаточными ресурсами для осуществления проекта и сможет продать весь товар с нужной прибылью».

Наконец, еще одна больная тема для дизайнеров — стоимость их услуг. Понятно, что пока отечественные дизайн-бюро не могут продавать себя как знаменитые европейские ателье. Но многие отечественные заказчики не готовы платить за дизайн даже по себестоимости. «На Западе заказ простейшей отвертки или пластикового ведра в дизайн-студии средней руки обойдется где-нибудь в сто пятьдесят-двести тысяч долларов. В России же стоимость промдизайна дешевле на порядок, а то и на два, что уже ниже демпинговой отметки. Многие заказчики еще по советской традиции воспринимают расходы на дизайн как гонорар “свободным художникам”: художник написал картину, ему выписали гонорар, он его пропил. Это очень тормозит развитие рынка. К счастью, вместе с появлением на рынке российских продуктов, наглядно демонстрирующих эффективность дизайна, начинает формироваться и отношение клиентов к дизайнерским услугам как к серьезному бизнесу, а к вложениям в дизайн — как к выгодным инвестициям», — говорит Александр Матвеев.

Коммуникация как конкурентное преимущество

Каковы перспективы зарождающегося рынка дизайнерских услуг? Помимо более низкой стоимости услуг (а это, скорее всего, временное явление) у российских промдизайнеров есть и другие конкурентные преимущества перед их западными и восточными коллегами. «Самое главное, в чем мы конкурируем, — это коммуникация. В нашем деле важна глубина взаимопроникновения, сращивания между заказчиком и дизайнером, когда все точно понимают и чувствуют, что нужно делать. Мы со своими заказчиками говорим на одном языке, — рассказывает г-н Матвеев. — Ни в Китае, ни в Европе этой полноценной коммуникации достичь невозможно. Пожалуй, это главное, что нас сегодня может защитить от конкуренции». Тем более что очень часто заказчик не приходит с конкретным заданием для дизайнера и новый продукт рождается совместными усилиями. Ни одна западная студия эту работу выполнять за клиента не будет, уверены дизайнеры. К тому же роль дизайна на Западе сегодня существенно меняется: «В Европе сейчас аналитическая, исследовательская часть дизайна набирает обороты. А все технологичные вещи: рисование картинок, моделирование форм, создание прототипов, изготовление пресс-форм — это все уходит в Китай», — говорит Сергей Смирнов.

Китайским же дизайн-студиям, чьи услуги по цене могут конкурировать с российскими, очень трудно дается проектирование вещей, рассчитанных на рынки других стран, с другой культурой потребления. «Китайцы даже цвета по-другому воспринимают, то же касается форм и подбора материалов. Они не чувствуют того, что нужно нашему потребителю», — отзываются российские дизайнеры о своих китайских коллегах.

В России уже наметился круг отраслей, где промышленный дизайн, скорее всего, будет активно задействован уже в ближайшее время: это всевозможные изделия из пластика, различное спецоборудование — средства связи, системы безопасности, спортивные тренажеры, медицинское оборудование, мебель, светильники, товары для дома и офиса.

Надежда на увеличение количества заказов со стороны глобальных компаний в ближайшее время вряд ли оправдается. По мнению Михаила Крундышева из BBK, для глобальных компаний обращение к российским дизайнерам не будет связано с решением каких-то ассортиментных задач. «На мой взгляд, обращение к дизайнерам просто для расширения ассортимента не вполне оправданно, это дополнительные издержки, — говорит г-н Крундышев. — Более оправданно для нас создание стандартизированного продукта. Разработка нового продукта может быть связана либо с необходимостью продвижения определенной рыночной стратегии на рынке, как это было в случае с нашей компанией (мы создали новую линейку для продвижения нашей идеи комфортной, простой в обращении техники), либо для создания флагманских моделей в ассортиментном ряду, как это было, например, с печью Sweetheart, разработанной студией Лебедева для компании Samsung. Такие оригинальные, яркие продукты могут быть основой для продвижения всей продукции компании на локальном рынке».

Возможно, отчасти распространению промдизайна в нашей стране будет способствовать и рассматриваемая сегодня правительством концепция развития дизайна: Минэкономразвития недавно разработало и внесло в правительство проект этой концепции. Основной результат, которого ожидают дизайнеры от реализации этой концепции в ближайшее время, — помощь в подготовке специалистов в вузах и информирование промышленности о возможностях дизайна. «То, что государство обратило внимание на дизайн, — очень хороший индикатор, — говорит Александр Матвеев. — Теперь важно вырулить в правильном направлении. Как всегда, при появлении господдержки возникают риски, что кто-то захочет этим воспользоваться для получения преференций на рынке. Мы заинтересованы в том, чтобы эта поддержка была прежде всего информационной, организационной, образовательной. Но ни в коем случае не должно быть непосредственной раздачи денег участникам рынка даже под самые многообещающие проекты, иначе появится немало желающих поделить пирог в свою пользу, разрушив при этом еще не сформированный рынок».

По словам Артема Шадрина, начальника отдела программ социально-экономического развития департамента стратегии социально-экономических реформ Минэкономразвития, деньги на развитие дизайна в России должны быть выделены и пойдут в основном на переоснащение технологической базы вузов, подготовку кадров, создание региональных консультационных центров по развитию дизайна. «Мы рады тому оживлению, которое царит сейчас в коридорах власти по поводу развития дизайна в нашей стране, — говорит Сергей Смирнов. — Но пока это оживление несколько формального характера. По существу же мы ждем бизнеса. И помощь прежде всего нужна бизнесу, чтобы производство в нашей стране активнее развивалось, тогда и у нас все будет хорошо».

*OEM (Original Equipment Manufacturer) — производитель комплектного оборудования.

ODM (Original Design Manufacturer) — производитель готового продукта собственной разработки.




   

Прямой эфир

Главные новости от RuPrint.Ru (пример)


Календарь
«    Октябрь 2006    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
31
 



Любое использование материалов портала RuPrint.Ru допускается только с письменного разрешения правообладателя.
Автоматизированное извлечение информации запрещено. Правила использования.

Рейтинг@Mail.ru